Очередной типичный вечер, учебник обществознания, апелляция.

…Я вздрогнула и поймала себя на мысли, что уже 5 минут смотрю в стену и пытаюсь вспомнить хоть часть определения загадочному слову. Впрочем, я легко ответила бы, если бы меня спросили об этом днём, но никак не в 10 вечера. Кажется, что-то про суд… Обращение. Последнее слово я прошептала, запоздало сообразив, что тупым сонным взглядом сверлю кота, подозрительно оглядывавшегося на меня. – А ты зна-аешь, что значит иллюминация?- я наклонилась к нему, отчего он отшатнулся и проворчал что-то на своём языке… Я даже не поняла, откуда взяла последнее слово. Я нахмурилась и снова обратилась к коту:
– Чуя. Если кто-то скажет, что после игры на фортепиано или рисования хорошо думается, не верь…

Рыжий любимец окинул меня презрительно-напуганным взглядом и ушёл на другую сторону кровати, сверкая оттуда огромными жёлтыми глазами и любопытно вытягивая шею.

– Не очень-то и надо…- обиженно пробурчала я и снова раскрыла учебник. Баллотирование, беллетристика, бацилла… – Мир жесток и сложен…- вздохнула я, раздумывая об обмене телами с котом. Последний будто услышал мои мысли и вскочил с места, круглыми глазами уставившись на меня, и не лёг, пока я не сказала, что всё равно не знаю, как это сделать.

– Сначала бы знать, что значит “дистиллированный”…- я снова вопрошающе поглядела на кота. Тот исподлобья взглянул на меня и в его глазах читалось: “Что ты хочешь услышать от того, кто даже разговаривать не умеет?”.
– И даже с дифференциацией не поможешь?
– Чуя закрыл глаза и отвернулся, явно давая знать, что не намерен впутываться. Я отложила учебник и рухнула в подушки, чуть ли не воя от мысли, что ещё нужно выучить “кессон” и “ирригацию”…

Вероника КИСЕЛЁВА
Тверская обл., Вышний Волочёк
Отлично! (2 оценок)
Загрузка...

Добавить комментарий